vgannaa (vgannaa) wrote,
vgannaa
vgannaa

Награды Оренбургских казаков

Из Оренбургского казачьего альбома

Василий Могутов, был атаманом Оренбургского войска и имел чин подполковника армии. За отличие в борьбе с пугачевцами был произведен в полковники, получил 1000 рублей и золотую медаль в 30 червонцев для ношения на шее на Андреевской ленте. На выданной ему медали обозначен уже его новый чин.

1

Могутов Василий Иванович (? — 1778), атаман, бригадир. Из самарских городовых дворян, сын сотника.

После смерти прах первого атамана Оренбургского казачьего войска был перевезен в имение Могутовых в с. Троицкое Бузулукского уезда Оренбургской губернии.

В 1913 году имя первого атамана было присвоено 5-му Оренбургскому ка­зачьему полку. Он стал называться 5-й Оренбургский казачий атамана Могутова полк. Имя Василия Могутова носила также улица в г. Оренбурге. В настоящее время есть пос. Могутовский в Челябинской области и с. Могутово в Бузулукском р-не Оренбургской области.

[Spoiler (click to open)]

Старшина Оренбургского войска Андрей Углицкий в 1771 году пожалован золотой медалью весом 30 червонцев для ношения на шее на Андреевской ленте «... за храбрые и хорошие против неприятеля поступки и ревностную службу».


2
Углицкий Андрей Андреевич (1737 — 1809), войсковой атаман Орен­бургского казачьего войска, генерал-майор (1798). Из самарских городовых дворян. В 1755 году — войсковой писарь, в 1761 — войсковой есаул, в 1770 — войско­вой полковник, в 1773 — премьер-майор, в 1791 — подполковник. Участвовал в  походах по Оренбургской военно-пограничной линии. В 1763 году был команди­рован в Яицкий городок, где служил наказным атаманом. Войском командовал в течение двух лет.

Указом Военной коллегии от 14 февраля 1793 года был назначен войсковым атаманом Оренбургского казачьего войска. В октябре 1797 года ему было присвоено звание полковника, а Высочайшим приказом от 1 ноября 1799 года А.А. Углицкий был удостоен звания генерал-майора — первым из войсковых атаманов. 30 декабря 1913 года имя атамана Углицкого было присвоено 6-му Оренбург­скому казачьему полку. Он стал именоваться 6-й Оренбургский казачий атамана Углицкого полк. В настоящее время имя атамана Углицкого носит поселок Углиц­кий в Чесменском районе Челябинской области.



За службу и храбрость -медаль за Русско-шведскую войну 1788-1790 гг.

5



Медаль  "В память Отечественной войны 1812 года"


«...По получении Высочайшего манифеста о нашествии Наполеона Оренбургский воен­ный губернатор Г.С. Волконский призвал «всех верноподданных» на защиту Отечества и предложил, чтобы во всех местах, где есть храмы, «объявлены были копии оного манифеста священникам, а магометанского закона — ахунам и другим духовным лицам, дабы не оста­вили они, соединённо с прихожанами, всемогущему Господу Богу принесть тёплые моления о ниспослании Святой благодати Его на преодоление возставшего врага и на поражение укреплённых противу России сил его, а потом чиновникам и казакам, всем без изъятия служащим, как только могут действовать оружием, повергнуть, чтоб тотчас пригото­вились они на оборону своего Отечества...». Всего из Оренбургской губернии в 1812 году поступило в состав армии 24 полка Орен­бургского и Уральского казачьих, башкирских и мещеряцких войск. Все эти полки участвовали в сражениях и были в заграничном походе русской армии».
Семёнов В.Г., Семёнова В.П. «Губернаторы Оренбургского края»



6




Медаль за участие в Русско-турецкой войне 1828-1829 гг.

Для участия в войне с Турцией в 1828 году был сформирован Оренбургский казачий № 9 полк есаула И.В. Падурова. В 1829 году этот полк участвовал в боях с турками при Эски-Арнаут-Ларе, Козлудже, Кулевчеи, при осаде крепости Варны. В 1831 году за отличие в Русско-турецкой войне полку было пожаловано знамя вместе с грамотой, в которой говорилось, что оренбургские казаки проявили «отчаянное мужество и храбрость»

4
3

8


Медаль "За походы в Средней Азии 1853-1895 гг"

«...Со времен Иоанна IV и даже ранее мы неустанно стремимся к вос­току и хотя достигли уже в этом отношении громадно-широких результатов, но далеко не имеем еще права сказать, что дело наше кончено и дальней­шее стремление прекратилось. Нет, оно не могло прекратиться, потому что оно есть следствие не столько политических расчетов, сколько потребностей самого народа. Разбор исторического хода постепенного движения нашего в Азии, начиная от Ермака до заведения укреплений в Киргизской степи и на Амуре, вполне подтверждает эту мысль. Если, кроме этого, примем в сообра­жение, что параллельно нашему движению в Азии с севера на юг совершается англичанами такое же движение с юга на север, то убедимся, что вопрос о нашем стремлении на восток в настоящее время никак нельзя считать оконча­тельно решенным, и потому изучение всего, что может клониться к его разъ­яснению, должно быть для нас близко. Мне удалось познакомиться с этим вопросом практически во время 6-летнего служения в Оренбурге и частого пребывания в Киргизской степи в то время, когда там только что начала заво­диться русская оседлость, строились первые укрепления и делались попытки земледельческих поселений...»

Из письма русского генерала А.И. Макшеева, автора сочинений о Средней Азии, в Академию Генерального штаба





10
Об остальных в следующий раз.

Tags: Оренбургский казачий альбом, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments